ДЕЛО - ТРУБА

В Центре внимания

В 2014 году, всходя на трон Красноярского края, Виктор Толоконский во всеуслышание заявил: «На дворе август, но уже к ноябрю в край войдёт «голубое топливо» - природный газ»!  Красочно описав, что «дрова – уже прошлое», Толоконский несколько раз повторил: остались считанные месяцы.

Дождавшись, когда овации утихнут, я задушевненько спросил: «Прожекты это замечательно. Но где сейчас «конец» трубы, которая так быстро к нам «идёт»? 

Толоконский,  испепелив меня взглядом, и, подчеркивая, а больше интонируя, выдал: «У Вас ТОЖЕ будет возможность присутствовать на том событии». «Труба, где? Чисто географически. Хочется съездить и глянуть на неё».  «Как вы говорите «конец трубы», он… Он в томской тайге на границе с Красноярским краем».

Приняв тогдашнего главу региона за обыкновенного кликушу, софиста и лгуна, я считал месяцы. Вот и ноябрь – история. Вот и пятнадцатый год катится к концу, а край как дымил чурками и углём, так и не менял своих привычек…  Для себя выводы я уже сделал, но кто бы знал, как я заблуждался!

…Законодательное Собрание. Узкий переход в Здание Правительства. В коридоре двое идущие друг другу навстречу. Разойтись – шансов нет. Толоконский за несколько метров понял по моему лицу, что  песня, начатая два года назад, куплеты свои не поменяла, а посему сам отвел меня в сторонку. «Пойми, не всегда от одного человека что-то зависит! Понимаешь»?  Тогда я не понимал. Хотя очевидное было под ногами, на зубах и лёгких.

Не скрою: ликовал отставке Толоконского. Поддавшись на всеобщее: «Наш к нам идёт! Свой! Не варяг!»

Знакомы мы с Уссом ещё с девяностых. Были и официальные встречи, были, что называется, «без формата». Свооой!!! Вот теперь заживём!

Но любовь прошла, как скорый поезд «Москва-Улан-Уде».

Открытое лобби РУСАЛа, сомнительных подрядчиков, возвращение Паши Ростовцева, облобызание  очень проблемного Побилата, собственный, какой-никакой - дворец, планомерное уничтожение северных факторий и посёлков,  истребление  свободных СМИ, «алюминиевая долина», Давыденко, Быков, в свите – «силовики», заморожены все проекты, кроме приносящих прибыль, провальные Универсиада и юбилей Енисейска, пожары, прорывы, техногенные катастрофы…

И на всё – игнор. Полный. Разве что верный Пономаренко, с бородой как у лесоруба, желающего понравится другим лесорубам, выдаст: Ситуация под контролем! Мы работаем над этой проблемой!

Сам же краевой гарант «забронзовел». Отвечать что-то прессе или депутатам – сее дело не царское.

И вдруг память выдала: в те самые «девяностые», когда Саша только входил в исполнительные круги, у него была кличка-погоняло: «Коробочка».  УСС- Коробочка. КОРОБОЧКА!!! «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его – шестьсот шестьдесят шесть».

На прежнем Саше, поставлен жирный, не менее Дрокинского, крест. Ну и х..ай с ним.

Но журналистские перипетии так или иначе возвращали к тому, на кого уже положено…

…Случайностей в жизни не бывает. Вот и нашу группу, таская по весям края, в мерзкий зимний период, по долгу профессии нет–нет, а заносило в котельные.

И практически в каждой по секрету нам выдавали: «Это по документам уголь наш. А на самом деле он Балахтинский. Гавно, правда, а не уголь, но нам приказано его закупать».  В администрациях «крутили хвостом» и подсовывали «левые» бумаги. Де, уголь Тарутинский или Назаровский. Или вовсе с соседнего карьера.

Разговорившись с главой Ачинского района, выслушиваю лекцию про теплоотдачу, комковость, зашлаченность котлов и возможности дробилок. Прилежно всосав в себя официальную информацию и вроде поверив, выдаю неожиданное: - Евгений! Скажи честно: принудили на левый уголёк?

 – А у меня выбор-то был? Там и Пономарь попросил… Можно, конечно, отказаться… Но проблемы кому нужны?

Поклон. Занавес.

«На раз» пробив, что за ООО Сибуголь, уясняю – один из прибыли получатель бенефициар этой конторы Артем Викторович Усс. «Коробочка» младший. Теперь целенаправленно в каждом муниципальном образовании пытаюсь (и часто успешно) выяснить: чьих уголёк будет. География поражает! Проще сказать, где уссовского угля нет…. Малые и большие котельные, гаражные общества, частный сектор.

Но ведь «высокий папа» заявил на всю страну, что сынок «добывает» не более 2-х миллионов тонн. И имеет «маленький разрезик».

Даже если это и так, то чтобы вам понять, сколько это 2-млн. тонн, чуток математики.  В одном стандартном вагоне – 60 тонн. В ста вагонах всего 6000 тонн. 2 млн.тонн – это состав от Красноярска до Новосибирска. Вот тебе и «маленький разрез».

Да дело даже не в «Коробочке-младшем». Совсем нет. Ситуация куда как серьёзнее: ежегодно всевозможные муниципальные образования готовятся к отопительному сезону. Чаще – получая на это средства из краевого бюджета. У многих есть возможности купить уголь ближе, качественнее, дешевле. Но им ПРИХОДИТСЯ покупать их у Коробочек… Ведь с властью спорить не резон… Краевые деньги опосредовано уходят в карман Усса. Этакий круговорот – папа с Заксобранием сверстал бюджет, но в бюджете уже заложен интерес и папы, и сына…Семья на самообеспечении…

Печально, что всё, что я рассказал, знает каждый глава… Но молчат. И будут молчать. Пока в дверь прикладом не постучат…

Волей случая – Новосибирск. Да-да-да: встреча в фойе. С ним. С Толоконским.

- О! Земляк! Опять с вопросами?

- Да нет больше вопросов…

- Пойдем, покажу на карте, где труба с газом.

В огромном кабинете огромная карта. Труба, за которую я так невзлюбил Толоконского проходит у самой границы Красноярского края…

А также:
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Grid List

Grid List