АБОРТЫ БУДУТ ДЕЛАТЬ НЕ В БОЛЬНИЦЕ…

А в тюрьме. В системе Главного Управления Исполнения Наказаний. Увы, но это не фейк.

Озвучил идею не Берия, не тайный Орден, не потомки царя Ирода. Сия мысль пришла в голову главному репродуктологу Минздрава, доктору медицинских наук, профессору Олегу Аполихину. На полном серьезе он выдал: «Создать специальные учреждения для абортов, перестать называть их «медицинской помощью», а специалистов, которые проводят такие процедуры, не считать врачами».

Уверен – сия информация у вас однозначно вызвала шок. У нас – тоже. Ранее многие общественные деятели предлагали вывести аборты в России из системы ОМС. По мнению Аполихина, этого мало — процедура должна стать социально негативным явлением. Об этом специалист рассказал в интервью радиостанции «Говорит Москва».
«Вывести аборты из зоны ОМС или ДМС — это моменты, на мой взгляд, недостаточные. Мы должны чётко определить рейтинг действий, которые связаны с абортированием. Это должно стать немодным, и это становится немодным. Для современного образованного человека вот эта расчленёнка не должна стать приемлемой. Это должно стать социально негативным явлением. Я считаю, что это должно делаться не в медицинских учреждениях, для этого должны быть созданы абортарии, как раньше они относились к системе УФСИН, где вот эта экзекуция производится. Да, она будет проводиться медицинским персоналом. Но это не медицинская помощь. В чём помощь здесь? Заставлять врача, чтобы он участвовал в этом греховном (для верующих людей) деле, в убийстве? Сегодня он операцию делал — жизнь спасал, а тут пришла женщина, и надо убивать. Многие врачи не хотят этого делать, у них должно быть право выбора. В этих учреждениях, абортариях, должны работать люди, которые с этим согласны, такие абортмахеры, но это уже, извините, не врачи».

В этом году исполнилось ровно 100 лет закону, который легализовал аборты в Советской России. Наша страна стала первой в мире, где эту процедуру узаконили. Легализация произошла согласно постановлению Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата юстиции от 16 ноября 1920 года «Об искусственном прерывании беременности».

Сейчас аборт входит в перечень видов медицинской помощи, покрываемых обязательным медицинским страхованием (ОМС) за счёт государственного бюджета. Согласно федеральному закону, аборт при наличии только одного желания пациентки может быть проведён на сроках беременности до 12 недель, а по медицинским показаниям — на любом сроке.

Причин для аборта – сотни. Это и потеря кормильца, и кредитная кабала, и инвалидность, и потеря жилья, увольнение с работы без возможности найти малейший заработок, пожар, наводнение, изнасилование, наконец. И со своей бедой (или счастьем – кому как угодно), ты идешь НЕ К ВРАЧУ. Ты идёшь за решётку. Там человек с мед.образованием и произведет то, что раньше делалось под пристальным вниманием людей с огромным опытом в гинекологии. Ну и отношение ТАМ будет соответствующее…

Кремль тут же «мазанулся»: Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил радиостанции «Говорит Москва», что тема не стоит на повестке Кремля. «Вы знаете, у нас на повестке дня нет такой темы. Я думаю, лучше обратиться в Минздрав или в другие профильные ведомства».

Но репродоктолога уже «несло»: «Вернуть налог на бездетность! В России на фоне изменения демографической структуры населения с 2015 года снижается суммарный коэффициент рождаемости (СКР). В 2017 году он упал до 1,58 ребёнка на одну женщину, а в 2018 составлял 1,59, что фактически соответствует 2011 году. Для простого воспроизводства населения (без прироста численности) необходим показатель 2,1 (более двух детей на одну женщину). Снижается и общая численность рождённых детей. По оценкам демографов, в течение 35–40 лет СКР в России будет не выше 1,2. В этом случае количества трудоспособных людей не хватит для содержания пенсионеров».

Вон оно чё… Стране нужны люди. Давайте вещи называть своими словами и именами: рабы и солдаты. Но матери в условиях кризиса отказываются, цитата: «…рожать голодрань голодную. А зачем? Чтоб его потом в Сирии убили? Чтобы он на Украине воевал? Влачил жалкое существование, на ту же зарплату, как и я? Ну нет у меня денег по институтам всех пристроить. Да и одеть, и дать в руки телефон, не под силу. Муж получает 17, я 16.5. Минус коммуналка, проезд до работы, продукты, одежда, лекарства, деньги в школу и на кружки. На руках остается от силы тысяч пять . О каком потомстве можем говорить? Мы едва сына тянем…»

Ваши аргументы понятны всем. Слово за Минздравом и Госдумой… Но уверены – эти споют ту же песню, что и главный репродуктолог Минздрава, доктор медицинских наук, профессор Олег Аполихин…

Так что, мужайтесь, бабоньки…

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить