МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ: ИСПОЛЬЗОВАТЬ, РАССТРЕЛЯТЬ И…. ЗАБЫТЬ

Их хотели уничтожить. Всех. Чтобы не было свидетелей безграмотности командования. Однако они выжили. Да, далеко не все… Но те, что ещё с нами, до сих пор продолжают сражение.

«КАК МИР — ТАК СУКИНЫ СЫНЫ, А КАК ВОЙНА — ТАК БРАТЦЫ».  

   Эта фраза генерал-лейтенанта Лебедя давно стала крылатой. В ней – вся суть отношения власти и Минобороны России к солдатам и офицерам. Как к действующим, так  и к находящимся в запасе и на пенсии. Или на кладбище… Суды практически всей Российской Федерации завалены исками к МО РФ. Матери и жёны, дочери и отцы отстаивают честь погибших в войнах и локальных конфликтах. Фотографии героев с орденами и черной лентой в нижнем углу и память – это всё, что у них осталось. А ещё злость и отчаяние. И ненависть. К тем, кто не сделал ничего,  чтобы не допустить, спасти, помочь.

   Фемида, кривя душой и играя статьями УК, УПК, ГПК не хуже напёрсточников, а чаще вовсе игнорируя  нормы права, раз за разом отказывает в удовлетворении исков. Сухие строки. За ними – отвага и горе.

«Министерство обороны России отказывается добровольно платить положенные законом надбавки к пенсии по утере кормильца вдовам и другим родственникам российских контрактников. Судиться с военным ведомством приходится даже тем, чьи погибшие родные были посмертно награждены званием "Герой России" – например, вдове летчика Олега Пешкова, чей самолет был сбит 24 ноября 2015 года турецкими ВВС в районе турецкой границы».

«Целый год ходила по судам и вдова военного летчика Ряфагатя Хабибуллина, погибшего в Сирии 8 июля 2016 года. Пилотируемый им ударный вертолет Ми-35М был сбит в районе города Пальмира. 28 июля Хабибуллину указом президента РФ было присвоено звание Героя России. В 2017 году его именем были названа улица в Краснодаре и в родном селе летчика Вязовый Гай в Ульяновской области. Лишь в мае 2017 года матери и вдове Хабибуллина удалось, с огромным трудом, через суд добиться повышенной пенсии и взыскать с военкомата Краснодарского края недоплаченные 500 тысяч рублей».

«В Тульский областной суд рассмотрит апелляционную жалобу ответчика и представление прокурора на решение суда, вынесенное по иску Фонда «Право Матери», который был подан от имени матери погибшего военнослужащего Петровой Веры Васильевны. Ее сын, заместитель начальника штаба по службе войск и безопасности военной службы 6 отдельной танковой бригады 1 гвардейской танковой армии Западного военного округа, капитан Кирилл Петров (1984 г. р.) умер 18 октября 2015 года от заболевания (сердечно-сосудистая недостаточность с нарушением сократительной способности миокарда) при исполнении обязанностей военной службы. Военный комиссариат Тульской области отказал матери погибшего в назначении ежемесячной денежной компенсации (ЕДК), которая положена ей по закону».

«Восточно-Сибирский окружной военный суд отменил решение о выплате наградных Татьяне Елиной, чей муж, старший лейтенант Сергей Елин погиб во время военной операции 23 мая 2018 года.

«Написали, что нет денег на подобные выплаты. Если они должны это выплачивать, почему нет денег? Как оказалось, в постановлении не прописано, что эта выплата может быть передана родственникам или каким-то другим третьим лицам. Нет в живых, значит, нет поощрения, вот и все», — сказала Елина».

«Лейтенант в/ч 64684 Валерий Пучинин (1980 г. р.), командир гаубичного самоходно-артиллерийского взвода, старший офицер на гаубичной самоходно-артиллерийской батарее гаубичного самоходно-артиллерийского дивизиона 50 гвардейского самоходно-артиллерийского полка участвовал в проведении контртеррористической операции на территории Чеченской Республики с 10 сентября 2003 года по 22 января 2005 года. Военный комиссариат Республики Татарстан отказал матери погибшего в повышении размера пенсии по случаю потери кормильца».

   Использовали, дали из АК салют над могилой и забыли. И тут же вербуют новых: «Контракт – это настоящая мужская работа!», «ЮНАРМИЯ должна воспитывать стране новых героев», «Патриотическое воспитание в юном возрасте – залог успеха российской армии».

   А ведь как красиво слышится и читается:

Путин, год 2019: "Хочу подчеркнуть: мы будем и дальше совершенствовать систему социальных гарантий для тех, кто нес и несёт военную и правоохранительную службу, последовательно повышать уровень денежного довольствия. Улучшать медицинское обслуживание личного состава, расширять возможности для трудоустройства членов семей, помогать в решении жилищных вопросов".

   Только вот за декларативными лозунгами не видно истины: «Вы нужны для выполнения задачи. И только. Дальше ни вы, ни ваши проблемы, ни проблемы ваших семей, нас не интересуют».

За мертвых борются живые. Те же, кто остался жив, пусть искалечен, но жив, вступает в очередной свой бой. Без АГСа и «Шмеля», без «Абакана» и Ф-1, без «ВОГа» и АКМа.  Сражения идут в залах судов, в длительных переписках, запросах, апелляциях, кассациях. Солдаты и офицеры отстаивают не высоты и не плацдармы, не вокзалы и не аулы. Они отстаивают себя.

С ВЫСОТЫ – В БЕЗДНУ

   Про бой под Новолаком не знает лишь слепой и глухой.  Там, у высоты «Телевышка» российской авиацией был в упор расстрелян армавирский спецназ. 10 сентября мы будем отмечать скорбную дату – 20 (!!!) лет со дня уничтожения россиянами россиян. Нет, в стране не объявлялся по этому случаю траур, не приспускались флаги, не тикал в  минуту молчания по ТВ метроном. Эту страшную историю изо всех сил старались информационно затереть. Блокировались СМИ, изымались тиражи газет, проводилась «работа» с корреспондентами и редакторами: страна не должна  знать, как русские вертолёты и самолеты отрабатывали по русскому же спецназу. В эфир давались кратенькие новости, из которых нельзя было определить истинный  масштаб беды и преступных действий командования. Но правду не скроешь. Страна узнала и своих героев,  и имена тех, из-за кого их награждали. Часто с пометкой «посмертно».

   Одной из первых, рассказавших всему миру о событиях под Новолаком, о действии и бездействии генералов, повлёкших за собой десятки смертей, об отваге спецназа, о том, что правосудие в России – выборочное, была журналист Анна Политковская. Одной из причин зверского убийства которой называют, в том числе и  расследования преступных действий командования Министерства Обороны в Чеченской Республике и Дагестане.  Ниже – материал Анны Степановны.  У материала могло бы быть продолжение, но… Но продолжать начатое ею приходится уже другим…

«…ВОЙНА НА ВЫСОТЕ 715,3

       Было самое начало второй чеченской войны — первый ее официальный день, 5 сентября, день указа о начале «контртеррористической операции». Шли бои в дагестанских селах Ахар, Шушея, Тухчар, Гомиях… Около пяти вечера боевики заняли дагестанское селение Новолакское на границе с Чечней, и липецкий ОМОН оказался заблокирован ими в здании райотдела милиции — его надо было спасать. К ночи 5 сентября в Армавире был поднят по тревоге 15-й отряд спецназа внутренних войск в 120 человек. 6 сентября он оказался в Моздоке, 7 сентября — в дагестанском Баташ-Юрте, 8 сентября — в Новолаке, где армавирцы попали в распоряжение Виктора Казанцева, командующего СКВО — армейского генерала, назначенного руководить операцией по освобождению Новолакского и Хасавюртовского районов Дагестана с подчинением ему всех остальных родов и видов войск.

       В тот же день, 8 сентября, Казанцев приказал генерал-майору Николаю Черкашенко, своему заместителю по внутренним войскам на время новолакской операции, разработать план захвата господствующей высоты 715,3 (гора с телевышкой) в соответствии с его, Казанцева, соображениями по этому поводу. 9 сентября план был Казанцевым утвержден, и в 21.30 майор Юрий Яшин, командир армавирских спецназовцев, получил приказ идти в бой — занять высоту 715,3, чтобы сверху вести огонь по Новолаку, где погибал липецкий ОМОН, и продержаться до прихода подкрепления.

       И они пошли — как приказали. Почти «голенькие» и «глухие» — без положенных закрытых средств связи, только с открытыми рациями да еще с разряженными аккумуляторами, потому что времени зарядить не предусмотрели. С непросчитанным запасом боеприпасов — армавирцам просто не сказали, сколько потребуется продержаться до подхода своих. «Вперед» — и больше ничего. Потому что — «мясо», да к тому же чужое. Гадость нынешней тупой войны в том, что все «свои» там — «чужие». Армейцы в контрах с ФСБ, внутренние войска — с МВД и армейцами и т.д. Погибли «не наши» на армейском языке часто означает, что полегли милиционеры или внутренние войска. Отсюда и многолетняя свара за то, кто должен возглавлять объединенную группировку на Северном Кавказе.

       К часу ночи 10 сентября 94 спецназовца высоту заняли — слава богу, без потерь и боев. В 6 утра генерал-майор Черкашенко услышал по рации последний спокойный доклад майора Яшина и передал информацию Казанцеву — командующий тут же уехал, поняв, что высота взята, его ничего уже не интересовало, и он не появлялся до 8.40…

       Но в 6.20 у Яшина начался бой. В 7.30 боевики стали окружать спецназовцев, Яшин запросил по рации о помощи. А Черкашенко, оставшийся на КП, уже знал, что ее не будет: другой отряд внутренних войск, которым командовал генерал-майор Григорий Терентьев, попытавшись прорваться на встречу с отрядом Яшина, встретил отчаянное сопротивление и за 500–600 метров до армавирцев был остановлен — 14 бойцов погибли, многих ранило, в том числе и Терентьева, на склонах высоты горели пять БТРов… Кроме же отряда Терентьева, другие на подмогу и не собирались…

       В 8.30 Яшин прокричал Черкашенко, что осталось по одному магазину патронов на брата и, значит, надо уходить. Черкашенко согласился. В 8.40 на КП наконец влетел Казанцев... Он не понимает: зачем Яшину отходить? Он недоволен Черкашенко: был приказ «держать высоту», пусть стоят… «До конца?» — «До конца». Помните: армейцы более безжалостны к «чужим», чем к своим?.. Но тут связь с Яшиным как раз полностью прерывается — аккумуляторы садятся, и майор становится «глухим», а потому самостоятельным…

       Дальше трагедия высоты 715,3 раздваивается и ветви ее течения становятся параллельными. Майор Яшин разделяет свой отряд на группы, одну возглавляет сам, другую — подполковник Гадушкин; и около 11 утра, собравшись с силами, они начинают медленный спуск по разным склонам горы, и другого выхода выжить у него нет. А Казанцев, все понимая и все наблюдая (он находится на полевом наблюдательном пункте, в непосредственной близости к театру военных действий!), дает приказ бомбить эти самые склоны…

       Почему? Потому что есть утвержденный план и установленные сроки разгрома боевиков на высоте. Примерно в 15 часов над группой Яшина зависают два штурмовых СУ-25 из Буденновского авиаполка (в/ч 11580) и наносят прицельный бомбовый удар. Авианаводчиком, по требованию Казанцева, выступает лично командующий 4-й армией ВВС и ПВО генерал-лейтенант Валерий Горбенко. Повторю: в этот момент оба «полководца» стоят на полевом наблюдательном пункте и видят собственными глазами, как отряд Яшина вырывается из окружения: кто по кому стреляет, как на склонах запускают сигнальные ракеты, определяя место, куда бомбить не надо…

       За что наказывали армавирский спецназ днем 10 сентября? За то, что его же и подставили. Наказывали за себя и свой глупый план. Предложили лучше умереть героями (а они не поняли намека), чем выйти из окружения и стать свидетелями. (Метод наших силовиков, позже многократно примененный и в Чечне, и за ее пределами; один «Норд-Ост» только чего стоит. И везде выживших потом порочили, как хотели…)

       Из материалов уголовного дела № 14/00/0018-99д, которое вела военная прокуратура СКВО, фактически подчиненная, согласно уродливой нашей правоохранительной системе, командующему своего округа (чинопродвижением, жильем, льготами и т.д.), в данном случае Казанцеву, и, значит, штампующая его представления о том, что случилось: «Фактически внутренние войска неорганизованно отступали. Ситуация была близка к критической… Казанцев принял решение убыть на передний край… Казанцев лично останавливал бегущие в беспорядке подразделения внутренних войск, лично уточнял им новую задачу, пытаясь направить остатки подразделений внутренних войск на блокирование боевиков...».

       Казанцев — армейский герой, внутренние войска — трусы… Понимаете, о чем речь? А солдаты действительно бежали. От организованной смерти. Тащили раненых, кричали об убитых, оставшихся «там». Казанцев все это видел. И лишь много позже отдал приказ двум армейским парашютно-десантным взводам идти на помощь раненым…

       Итого

       Тот однократный, в 15.00, налет «сушек» на гору закончился так: 23 армавирских спецназовца были ранены, 8 убиты прямым попаданием (один — только один! — погиб в бою с боевиками) — рядовые Сергей Горбачев из Дегтярска, Евгений Юрьев из Красноярского края, Станислав Власов из Йошкар-Олы, Антон Тихон из Ханты-Мансийска, Сергей Рудольф из Омской области, старший лейтенант Виталий Пустовой (родители — в Могилевской области, молодая жена — в офицерском общежитии в Армавире), младшие сержанты Сергей Труханов из Башкирии и Виктор Мироненко из того же Армавира.

       Общие потери внутренних войск за операцию 9—10 сентября составили «более 80 человек» — именно такую цифру называет следствие. А точнее никто не знает — прямым попаданием мальчишек разносило в клочья, и они навсегда превращались в без вести пропавших.

       К «своим» выжившие бойцы разбитого отряда майора Яшина выходили еще несколько суток подряд. Тело Саши Слесаренко привезли домой, в Рязанскую область, лишь недели через две. В запаянном гробу. 3 октября 2000 года уголовные дела в отношении всех — генерал-полковника Казанцева, генерал-лейтенанта Горбенко, подполковника Яшина (в 2000-м он перестал быть майором), генерал-майоров Терентьева и Тимченко (начштаба при Казанцеве) — были прекращены. Всю вину сначала возложили на Николая Черкашенко, решившего нарушить приказ и попытаться спасти жизни своих солдат. И на следствии Черкашенко признает себя виновным в том, что не проверил рации, и в том, что не нашел Казанцева сразу, как Яшин попросил приказа отходить…

       Казанцев ни в чем себя виновным так и не сочтет. Черкашенко конечно же не возьмут ни под какой арест. Потому что, по умолчанию, и об этом все, причастные к трагедии и штабные, знали: Черкашенко выполнял серьезное государственное задание. Он брал на себя вину, отмывая командующего. Скандала в виде «осужденного командующего» в начале войны быть просто не могло.

       Впрочем, тут же после спасения Казанцева Черкашенко подвели под амнистию — 6 октября 2000 года, через трое суток после прекращения уголовного дела против Казанцева…»

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ?

…Точка Политковской поставлена не была. Она, скорее всего, как опытный правозащитник и журналист,  была уверена: продолжение трагедии обязательно последует. Но вряд ли она могла догадываться, что бой, начавшийся в сентябре 1999 года, в той или иной форме, будет длиться ещё не один десяток лет…  

Возбуждённое военной прокуратурой СКВО уголовное дело № 14/00/0018-99д развалилось. Но следователи успели установить: общие потери за высоту 715,3, составили 80 человек убитыми. Потери 15-го ОСН ВВ МВД «Вятич» составили 36 убитыми и 78 ранеными, в том числе от огня российской авиации — от 9 до 11 убитыми и 23 ранеными. Цифры в протоколах допросов «плавали». Кто-то считался без вести пропавшим. Кого-то «не посчитали».   Но суть была ясна: на боевиков сильно старались «повесить» практически все потери. Не вышло. Оставшиеся в живых четко и однозначно заявляли:

-  Вертушки были так близко, что я мог разглядеть даже лица пилотов. Они не могли не видеть нас так же чётко и ясно. Не могли не определить, что ведут огонь по своим».

 «…Тщетно командир запрашивал у штаба "вертушки", чтобы эвакуировать отряд с высоты. Штаб приказал выставить сигнальные дымы и ждать. И дождались. Прилетевшие боевые вертолёты вдруг начали утюжить ракетами позиции спецназовцев. От первого же залпа погибли семь человек. На зеленые ракеты и вопль в радиоэфире: "Что вы делаете?! Своих мочите!!!" — их попросили уточнить координаты. Они уточнили, и "вертушка", теперь уже на бреющем полёте, стала расстреливать их из пушек и пулеметов. Остатки отряда были вынуждены скатиться вниз, в "зеленку"." (Газета "Аргументы и факты", № 41, 1999 г.)

   Буквально через год после убийства своих своими Президент объявляет об акте амнистии (помилования). Под неё, как это ни странно, но весьма закономерно, попали все участники и инициаторы расстрела армавирского спецназа. И на свет рождается Постановление о прекращении уголовного дела. Но ещё за полгода до Постановления  в апреле 2000 г. отправлен в отставку командующий СКВО генерал-полковник В.Г. Казанцев. А с 2001 г. - в отставке командующий 4-й армией ВВС и ПВО генерал-лейтенант В. М. Горбенко. В совпадения не верится…   

«…Вину возложили на Николая Черкашенко, разработавшего план той боевой операции, он был обвинен в халатности. На следствии он признал себя виновным …». (Газета «Ставропольская правда» 4 июня 2015 г.)

Но и этот генерал избежал и гнева матерей, и осуждения сослуживцев, растворившись после амнистии на просторах необъятной России.

ВСЯ ЖИЗНЬ - ВОЙНА

…Две Чеченские войны принесли страдания огромному числу людей, перед которыми государство в неоплатном долгу, отдавать который оно в добровольном порядке, без судов, не спешит...

   В мае 2019 года в Сети тиражировалась информация: «Бывший подполковник спецназа внутренних войск МВД России Олег Лысых, пострадавший от ракетно-бомбового удара авиации федеральных сил в Новолакском районе, не смог добиться через суд компенсационных выплат». Уважаемые издания, попросту копируя официальные заявления, не вдавались в подробности гражданского производства. На «рядовой» новости никто не заострил внимания: мало ли сейчас судов? ИА «Градъ» единственное СМИ, которое детально разберётся в произошедшем.

   Итак: Олег Юрьевич Лысых. Подполковник. «Краповик». Заместитель командира отряда «Вятич». Кавалер орденов «Мужества». Ныне пенсионер. Инвалид. Камуфляж натянут под весом правительственных и ведомственных орденов и медалей. Он один из немногих вернувшихся с высоты. Израненный, но живой.

   После того, как его «подлатали» военные медики, вопреки требованиям врачей,  капитан вернулся в строй. Превозмогая боль, он продолжал служить Родине. Обучал молодёжь ведению боя,  как в стесненных городских, так и полевых условиях.  Продолжал выезжать в командировки.  Отдавал себя без остатка спецназу.

В кармане всегда – обезболивающее. Но честь, долг и Присяга были превыше. Болезнь же прогрессировала. И вот заключение ВВК:

   25 января 2013 года Приказом командира войсковой части 6761 за № 15 с/ч Лысых О.Ю. был исключен из списков личного состава в/ч и снят со всех видов довольствия. 30 апреля 2014 года Лысых была присвоена вторая группа инвалидности. С пометкой  «военная травма». Медики не сомневались: болезнь - следствие событий на злополучной высоте.

   Спустя два года Олег Лысых обратился в суд с требованием о компенсации по возмещению вреда здоровью и утраченного им заработка – болезнь требовала лекарств. Часто и много. И дорого.

   Прикубанский  районный суд г. Краснодара при рассмотрении иска принял во внимание все обстоятельства дела.  Для дачи оценки и объективности выводов в суд были затребованы и материалы уголовного дела. Того самого. За номером № 14/00/0018-99д. Прекращенного по амнистии. В Постановлении о прекращении уголовного дела следователь подчёркивает:

 

   Из  выцветшего Постановления, за неимением в то время компьютеров, написанного ещё на печатной машинке, четко прослеживается, кто именно признан по делу потерпевшим. Среди многих бойцов и капитан Лысых О.Ю. Ниже однозначно указан тот, кого подозревают в совершении должностного преступления: «..5 октября 2000 года генерал-лейтенанту Черкашенко Н.А. предъявлено обвинение  в совершении  преступления предусмотренного ст.293 ч.2 УК». Обвинение предъявлено не случайно. Это вывод и итог: в течение года следователи военной прокуратуры допрашивали всех, кто имел отношение к воинскому преступлению. Свидетелей, исполнителей, потерпевших.

Допрошены и лётчики двух Су-25 и пяти МИ-24,  державшие под прицелом склоны высоты, жавшие на гашетки и нажимавшие кнопки под контрольно-страховочным стеклом.

Вот расшифровка, плохо читаемого машинописного текста:

«Допрошены в качестве свидетелей летчики в/ч 11580 Буденовского авиаполка : полковник Нерестюк, подполковник Демидов, майор Носов, Майор Яковлев, подполковник Ушаков, майор Филипов, майор Погорелов, которые 10 сентября  1999 года наносили авиаудары в Новолакском районе. Анализ данных показаний позволяет сделать вывод, что 10 сентября 1999 года в 7.45 была поставлена задача командиром полка на вылет в течение дня парами самолетов СУ-25 в Новолакский район для уничтожения бандформирований. При подлете к заданному району они выходили на связь с авианаводчиком, последний предоставлял координаты целей и разрешал нанесение авиаударов. В тот день исполнял обязанности авианаводчика лично генерал-лейтенант Горбенко.  Каких-либо федеральных войск они при нанесении ударов  по целям не видели. Удары наносились точно по данным координатам».

Следствие пришло к выводу:

«Таким образом, генерал-майор Черкашенко Н.А.10 сентября 1999 года в Новолакском районе РД являясь заместителем командующего объединенной группировки войск по внутренним войскам ненадлежаще исполнял свои обязанности вследствие небрежного отношения к службе в нарушение введенного командующим объединенной группировки войск плана боевой операции не обеспечил личный состав в/ч 6761 закрытыми средствами связи и исправными средствами открытой связи, отдал приказ майору Яшину личному составу в/ч 6761 оставить господствующую высоту и отходить на исходные позиции: в пункт временной дислокации. В результате чего группа майора Яшина при отходе с высоты не имея связи с командованием группировки и не имея возможности сообщить о вынужденном изменении плана отхода, находясь в непосредственном огневом соприкосновении с боевиками, попала под авиаудары штурмовой авиации федеральных войск, отчего был частично поражен личный состав в/ч 6761, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, повлекшее по неосторожности смерть 9-ти военнослужащих в/ч 6761, а именно рядового Горбачёва С.А., рядового Юрьева  Е.М, рядового Тихона А.В., рядового Рудольфа С.Ю., старшего лейтенанта  Пустового В.В., младшего сержанта Труханова С.Н., рядового Слесаренко А.С.,  младшего сержанта Мироненко В.В., рядового Власова С.Н. ранения и контузии различной степени тяжести получили  23 военнослужащих этой же части. Генерал-майор Черкашенко Н.А.  совершил халатность, преступление, предусмотренное ст. 293 ч.2 УК РФ».

   Изучив все схемы, хронометраж, протоколы допросов подозреваемых и свидетелей, находящиеся в  уголовном деле, Прикубанский  районный суд г.Краснодара приобщает их к материалам и ссылается в своём решении именно на них. Ведь Военная Прокуратура Северо-Кавказского Военного Округа (СКВО), при допросах и экспертизах, однозначно делала вывод: именно прицельный  авиационный удар российской авиации и повлек гибель, ранения и контузии личного состава в/ч 6761 ВВ МВД РФ. Это отражено и в  Постановлении  следователя (см.выше), где Лысых и был признан одним из потерпевших:

   В судебном заседании  представитель Министерства Обороны возражал против всех исковых требований подполковника и настаивал, что никакие компенсации, при уничтожении своих своими, не предусмотрены,  а возмещать потерю здоровья инвалид может с помощью назначенной пенсии и гарантий, предоставляемых военнослужащим. Отдельно он подчеркнул,  что должностные лица не МО, а именно  МВД РФ, да, не приняли достаточных мер по организации радиосвязи, в связи с чем и произошёл инцидент -  нанесение авиационного удара по подразделению спецназа.

Представители МВД парировали: бомбили и расстреливали не мы, а Министерство Обороны. А значит, именно оно и виновато в трагедии.  И добавляли: «У истца есть пенсионное обеспечение,  о каких еще выплатах может идти речь»?

Прямо и косвенно представители двух силовых структур своими заявлениями подтвердили: «Да, авиация Министерства Обороны нанесла удар по спецназу Внутренних Войск. Но платить за потерю здоровья никто не собирается».

Опираясь на материалы следствия и заявлений представителей ответчиков, суд приходит к выводу, что наличие причинно-следственной связи между вредом здоровью Лысых и действиями командования силовых структур в ходе военной операции в Дагестане в сентябре 1999 года доказаны.

   Фемида, опираясь на материалы следствия, а также на показания в судебном заседании представителей МО и МВД, приходит к выводу, что раз в гибели и в  нанесениях тяжелых увечий  личному составу в/ч 6761 виновен тот, кого изначально и подозревало следствие – генерал-майор Черкашенко, - а свою вину он частично признал, то компенсации за возмещение вреда  здоровью, утраченного заработка,  нанесённый моральный ущерб  Лысых О.Ю., следует погашать за счет соответствующего бюджета.  

   На основании всех предоставленных доказательств, с учетом возражений и ходатайств, суд решил: «Исковые требования О.Ю.Лысых к Министерству Обороны Российской Федерации, Министерству Внутренних дел Российской Федерации, Министерству финансов Российской Федерации о возмещении вреда здоровью, причинённого виновными действиями государственных органов и их должностных лиц, о компенсации морального вреда – удовлетворить частично».  

   Решение  Прикубанского  районного суда Краснодара не удовлетворило ни МВД РФ, ни МО РФ. И эти ведомства тут же  пытаются через апелляцию отменить решения суда первой инстанции. Через четыре месяца после принятия судом первой инстанции своего решения, материалы суда рассматривает уже судебная коллегия по гражданским делам  Краснодарского края. Полностью согласившись с коллегами, она выносит вердикт: «…При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, а доводы, указанные в апелляционной жалобе, коллегией не могут быть приняты во внимание как необоснованные».

ЗАКОН, ЧТО ДЫШЛО…

   Казалось бы – вот и конец юридическим баталиям: на руки получены мотивированные решения двух инстанций и исполнительный лист. Подполковник получает компенсацию и лечит старые раны. Но через полтора года после, как оказалось, временного затишья, в Верховный Суд Российской Федерации поступает кассационная жалоба. Инициатор – Министерство Обороны. Дата подачи жалобы – 17 октября 2017 года. То есть спустя полтора года после вынесения решения судом первой инстанции. И спустя десять месяцев после определённого Законом срока возможности её подачи:

СПРАВКА

Статья 376. Право на обращение в суд кассационной инстанции

  1. Вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящей главой, в суд кассационной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями.
  2. Судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу при условии, что лицами, указанными в части первой настоящей статьи, были исчерпаны иные установленные настоящим Кодексом способы обжалования судебного постановления до дня вступления его в законную силу.

   Мало того, что кассационная жалоба МО РФ в Верховный Суд РФ подана с нарушением процессуальных сроков, но и сам срок восстановлен в отсутствие правовых оснований для этого. Немного забегая вперёд сообщу: в определении  Верховного Суда РФ нет ни строчки о том, что процессуальный срок подачи кассационной жалобы был пропущен. Как нет и никакой информации о восстановления по какой-то причине этого срока. Ошибка? Скорее всего, нет. Преднамеренное действие. Ведь не указать в определении ВС РФ саму  причину рассмотрения, это нонсенс!!!  

   Что происходит далее не только странно, но вообще выходит за рамки юриспруденции и человеческого понимания. ВС РФ соглашается с судом первой инстанции в части вывода, что Постановлением следователя Лысых О.Ю. признан потерпевшим по делу № 14/00/0018-99д. Но тут же легонечко подводит к тому, что дело-то прекращено, а все обвиняемые амнистированы. Красиво обходя тот факт, что амнистия не является реабилитирующим основанием, а обвиняемый лишь освобождается от ответственности, однако преступление, совершенное им, так и  остается ПРЕСТУПЛЕНИЕМ.

   Дальнейший текст определения ВС РФ напоминает безграмотную курсовую работу студента первого курса юридического. И даже не университета, а техникума. Сведя в одно целое уже прочитанный вами текст - выдержку из определения ВС РФ и последующий, у вас уже не останется сомнений, что происходящее в зале заседаний Верховного Суда  не что иное, как четко спланированная акция. Её цель: не допустить судебного прецедента и не закрепить уже имеющийся. Ведь мало ли еще калек вернётся из Африки, Донбасса, Сирии, Украины? И что, им всем платить? Содержать и лечить? А не проще их, по старой русской традиции, просто «кинуть»? Итак, вчитываемся в завуалированный заказ, которому попытались придать юридическое оправдание.

   Верховный Суд РФ проигнорировал пусть частичное, но всё же признание вины самим генерал-майором Черкашенко, «не заметил»,  что причинно-следственная связь, как судом первой инстанции, так  и следователем ГВП СКВО были установлены. Более того, ВС РФ требовал от гражданского суда провести действия, явно выходящие за рамки его компетенции!  Ведь признать виновным Черкашенко в уголовном преступлении  в рамках гражданского процесса де-юре и де-факто невозможно. Сарказм в определении ВС РФ чувствуется в каждом предложении, меж строк красной чертой проходит: уголовное дело прекращено, вину Черкашеко может установить только уголовное расследование и уголовный процесс, которого, как известно, в связи с амнистией не будет никогда.

   ВС РФ спускает вниз, в виде определения, установку: подполковнику Лысых О.Ю. во всех исковых требованиях - отказать. И принять во внимание его, Верховного Суда, единственно правильную позицию. А как вы это будете осуществлять - ваши проблемы. Крутитесь. 

   Определением Верховного Суда РФ от 19 марта 2018 года кассационная жалоба МО РФ удовлетворена: судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

   Теперь чуточку хронологии, из которой будет совершенно очевидно, что не только в судах, но и  изначально, еще в процессе предварительного следствия, никто и ни при каких обстоятельствах привлекать к ответственности генералов даже и не собирался. Уголовное дело по факту смерти личного состава в/ч 6761 было возбуждено 6 октября 1999 года. Амнистия, по которой освобождены от  ответственности фигуранты уголовного дела, объявлена еще в мае 2000 года: Постановление ГД ФС РФ от 26.05.2000 № 398-III «Амнистия в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов». 5 октября 2000 года, зная о том, что подследственный ОБЯЗАТЕЛЬНО попадёт под амнистию, следователь ГВП СКВО признает своим постановлением генерал-майора Черкашенко обвиняемым. А спустя сутки, а именно 06 октября 2000 года прекращает дело всё по тому же акту амнистии. Ведь не признай он генерала обвиняемым, то при данном раскладе амнистия на Черкашенко не распространялась бы. А так… Все довольны. Виновные - невиновны, следователь – молодец, карьера – вверх.  Честь? Долг? Закон? Ну о чём вы, право…

   И вот второй круг судебных разбирательств. И вновь Прикубанский  районный суд г.Краснодара. Та же инстанция, но уже в ином составе. Приняв во внимание наставление - своеобразный приказ ВС РФ практически обязательный к исполнению, полностью проигнорировав решение и готовую документацию своих же коллег своего же суда, новый состав начал процесс довольно странно. Очевидное обстоятельство:  именно материалы прекращенного уголовного дела  № 14/00/0018-99д являются решающими в вынесении объективного решения. Суд, естественно, запрашивает материалы уголовного дела.  И тут происходит довольно странное, но закономерное в нашей стране, борющейся за звание «правовое государство», событие: истребование подлинных материалов уголовного дела из архива Южного Следственного Комитета упирается в нежелании СК предоставлять суду оные. Ничем не мотивируя, ни военной, ни государственной тайной, ни утерей документов или частичной утраты их, ни изъятием дела ГРУ или ФСБ, они попросту ОТКАЗЫВАЮТ суду в истребовании самых важных для процесса документов.  По всей видимости, суд был заранее готов к такому повороту событий и, немного пожурив СледКом, назначил должностному лицу, с мотивировкой «за отказ в предоставлении документов суду», штраф. В размере ОДНОЙ ТЫСЯЧИ РУБЛЕЙ. И тут же  рождается вот это:

   Как к такому выводу мог прийти суд – загадка. Ведь всё, что происходило на высоте, с точными координатами, Ф.И.О. отдающих приказы, момент  передислокации, расшифровки радиоперехвата и внутренних переговоров, показания лётчиков и раскаяние Черкашенко – всё, что говорило бы о причинно-следственной связи между полученными Лысых увечьями и контузией и действиями командования МО и МВД, исследовано в процессе не было. Их исследование заменил штраф… Который, по мнению суда, вполне компенсирует недостающие правосудию документы. Что парадоксально, но это обстоятельство не остановило суд, и судебное «следствие» шло далее. Без самых главных доказательств. И о каком объективном правосудии в этом случае может идти речь?

А вот ещё одна размытая формулировка.  И даже цифры потерь названы. Правда, без уточнения, чьи именно вертолёты и самолёты были в воздухе, и почему они наносили удары по российским позициям полностью игнорируя боевиков.  

   Откуда цифры, время, данные? Где конкретика: сколько раз заходили верталёты и самолёты на высоту, какое количество несомого ими боезапаса было выпушено по позициям ВВ МВД РФ? Где заключения трасологов и характеристики ракет и бомб? Где схема разлета осколков с привязкой к координатам находившегося на склоне отряда? 

   Ниже - ещё один парадокс и казус: вторичный суд первой инстанции совершенно не связывает авиаудар по позициям спецназа с какими-то последствиями для капитана войск ВВ МВД РФ. Всё, то мерзкое и трагичное, что произошло на высоте «Телевышка» и рядом с ней с О.Ю.Лысых – исключительно дело рук бандформирований. Про авиацию, как видите, – ни слова, ни запятой. Миномёты боевиков, по мнению суда, даже не читавшего и не изучавшего материалы уголовного дела, да, были. А вот огонь авиации… Тут доказать суд ничего не мог – уголовное-то дело одной из ветвей государственной власти не дали…  Или был приказ не давать? Или сговор «суд – СК»? А штраф… Это всего лишь имитация правосудия…

В 7-30 Лысых попал под миномётный огонь боевиков! Один? Где в это время был остальной личный состав? Или огонь из миномётов велся прицельно только и исключительно по одному человеку? Судя из материалов уголовного дела, показаниям свидетелей и расследования Политковской авиация подошла к высоте  к 10 часам утра. Каким чудом Лысых  между этими событиями был доставлен в объединённый медпункт? Или лёжа на склоне высоты он израненный попросту наблюдал, как российская авиация расстреливает его сослуживцев в нескольких метрах от него? Кто в тот момент освидетельстовал капитана и зафиксировал: полученные в 7-30  раны Лысых  от минометного обстрела остались к 15 часам прежними, без нанесения новых повреждений от авиаудара? Кто на высоте убеждался: у капитана в 7-30 уже была контузия, и была ли она вовсе, а авиаудар, разорвавший в клочья и тяжело ранив десятки человек, чудесным образом миновал единственного заранее раненого и контуженного зрителя?  Где тот человек, который всё это не только видел, но фиксировал и документировал? 

   В итоге процессуальные документы в полном объёме в судебном заседании в  качестве доказательств не оценены. Суд оставил больше вопросов, чем дал ответов. Заключение административного расследования части, составленное гораздо ранее всех процессуальных действий и документов по уголовному делу, оказалось для него гораздо весомее, чем материалы самого уголовного дела, ведомого профессионалами.

   Но что мог написать тот, кто вел внутриструктурную административную (!!!) проверку? Офицер, сочиняющий по горячим следам, лояльную бумажку попросту не мог иначе. Не мог обыкновенный военнослужащий ДО ОКОНЧАНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И РЕШЕНИЯ СУДА  обвинить личное руководство, своих и смежных генералов, в преступлении. В халатности и безграмотности. В смерти товарищей и провале операции. Суд не счел нужным пригласить в зал заседаний того, кто и сочинял на бегу упомянутое  административное расследование.  Ведь куда как важнее бумага, нежели человек, составлявший её и бесспорно владеющий большей информацией, чем изложено на бумаге, по сути являющейся всего лишь «внутренним документом» ВВ МВД РФ.

И вот ещё один шедевр «правосудия».

   Гениально! Суд, не оценив в полном объеме доказательства, говорит о недоказанности вины генералов.  Совершенно  очевидно, что Фемида оказалась меж двух огней: с одной стороны Закон, очевидные и задокументированные факты, с другой «рекомендация»  Верховного Суда РФ и настоятельные трабования Министерства Обороны. И если нарушение Закона суду ничем не грозит, то невыполнение распоряжений ВС РФ может вылиться в большие неприятности. Невзирая на то, что в этих же станах и совсем недавно, по этому же вопросу и на этих же основаниях, было  вынесено диаметрально противоположное решение, суд, загнанный в строго отведенные рамки,  выносит своё. Угодное Верховному Суду и Министерству Обороны.

Представитель офицера Лысых - Наталья Панова сообщила изданию «ИА «Градъ»: - В материалы гражданского дела были представлены результаты административного расследования 1999 года, которое предшествовало уголовному и содержит сведения о том, что Олег Лысых получил травму при выполнении служебно-боевой задачи в Дагестане, попав под минометный огонь боевиков, а не обстрел военной авиации. Данное расследование было выполнено формально, чтобы военнослужащие могли получить страховые выплаты за ранения, однако Прикубанский суд взял за основу именно его результаты, отказав истцу в заявленных требованиях. Вместе с тем, амнистия, предусмотренная  в пп. 3 ч.1 ст. 27 УПК РФ,  не влечет за собой право на реабилитацию. А это значит, что вина продолжает оставаться на тех, кто допустил действием или бездействием, трагедию на высоте. Оценивать причинно-следственную связь между его ранениями и действиями командования спецоперации необходимо, опираясь на материалы уголовного дела, признавшего ответственность за происшедшую трагедию военных.

Михаил Илларионович КУТУЗОВ:  «Горе земле, в которой подчинённые, начальники и суды, а не законы управляют гражданами и делами!»

ЭКОНОМИЯ НА ГОРЕ

   А как же ГПК РФ? А именно часть 2 статьи 12? Она четко трактует:  «Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел». Всестороннее и полное исследование! Однако суд за непредоставление самых важных материалов лишь  назначает штраф и полностью уверен, что это и есть объективность и всесторонность.  Однако, по сути без рассмотрения в процессе  материалов уголовного дела справедливое решение принять в принципе не возможно, но… Но заказ есть заказ и его нужно отрабатывать. Ну, не платить же из казны какому-то там офицеру. Да, то, что он пострадал от российской авиации и превратился из-за этого в инвалида, доказано. Это ясно и понятно всем. Но Верховный Суд дал однозначную установку. А это значит, что кто-то дал установку и самому Верховному Суду. С учетом, что таких, как Лысых, в стране многие тысячи, то отказав им в удовлетворении исков можно неплохо сэкономить.

   Но вот в чём маразм сложившейся ситуации: платить подполковнику за утраченное здоровье должны вовсе не обратившееся в Верховный Суд МО РФ, не Росгвардия, не МВД, а Министерство Финансов России. Ведь у указанных структур «своих» денег нет, и никогда не было. Они - бюджетники. А бюджет страны, к которому имеет прямое отношение Минфин,  формируется из налогов и сборов с граждан и организаций Федерации. То есть, мы, граждане России сами изначально обеспечили, из своих, уже давным-давно уплаченных в казну налогов, лечение и содержание ветеранов. И не только Лысых. Всех. Помогли семьям павших, поддержали живых. Россияне за всё это и многое другое уже  заплатили, сформировав бюджеты. Но государство не особо желает погашать ещё одну статью расходов, экономя на героях,  тем самым лично убивая собственные попытки привития патриотизма, гордость за Родину и Вооружённые силы у молодёжи.

   Кстати, у Минфина претензий ни к Лысых, ни к судам нет.    

   Так почему и зачем именно Министерство Обороны делает всё возможное, чтобы искалеченные срочники, контрактники, офицеры не получили причитающиеся им выплаты? Почему оно  не делает это добровольно? И тут всё до противного просто. Из, к примеру,  ста человек, изуродованных во время службы и лишённых навсегда здоровья, в суд обратятся пятьдесят. Через судебные, длящиеся годами, «круги ада» дойдет человек десять.  Сорок, махнув рукой, сойдут с дистанции. Из тысячи останется сто человек. Из десяти тысяч – тысяча. Экономия! Твори калек, отдавай преступные приказы, халатно относись к своим служебным обязанностям и ничего тебе за это не будет. Ничего не будет и тем, кто пострадал от халатности, преступных или безграмотных приказов. Росгвардия ПОКА себе этого «экономически выгодного» жеста позволить не может:  в этом случае  ряды её заметно оскудеют. А для армии это вполне нормально. Ведь «русские бабы ещё нарожают»…

   Всё чаще в российских новостях упоминается об униженных, кинутых, забытых, и никому ненужных ветеранах. Это потом, в целях всё того же патриотического воспитания, их именами назовут улицы и мосты, на их школы прикрутят доски памяти, потом будут гордиться, что знали их лично. Это всё потом. Когда их уже не будет. Пока же создаётся впечатление, что России  они совершенно не нужны…  Но если грянет гром, то страна тут же и обязательно  вспомнит о своих проверенных в боях защитниках. Профессионалов и патриотов с большой буквы. А пока не громыхнуло, можно на них и сэкономить…. Только эта экономия имеет и несколько другое название: предательство…

   Дата заседания апелляционной инстанции в Краснодарском краевом суде еще не назначена. Как поведёт себя суд, ещё два года назад по тем же основаниям вставший на сторону офицера, неизвестно. Явно одно: что при «заказном» раскладе событий, представитель подполковника Лысых вновь обратится в Верховный Суд. Затем в ЕСПЧ. Как в последнюю инстанцию.

   А Европейский Суд по Правам Человека… На него не сможет надавить ни МО РФ, ни ВС РФ, ни кто-то из аппарата АП.  Там не будут прикрывать преступных генералов и Верховного Главнокомандующего.  А это позор. Позор на весь мир. Позор Шойгу, позор Министерству Обороны, позор России…

Сейчас Краснодарскому краевому суду не позавидуешь: согласиться с решением второго суда первой инстанции, значит собственноручно расписаться в собственной безграмотности. Да «уши» заказа будут сильно торчать. И их уже не скрыть за умными формулировками. А потом вновь будет заседание Верховного Суда РФ, и там, не желая выглядеть крайними,  вновь запустят «вертушку» спуская дело вниз. Отменить, в связи с неполным рассмотрением доказательств? Тогда дело вновь вернется в первую инстанцию и там уже, хочешь или не хочешь, а придется материалы уголовного дела истребовать и озвучивать. И нет гарантии, что в этом случае всё пойдет так, как желает Верховный Суд. Но назад хода нет.

   В течение нескольких месяцев Краснодарский краевой суд мучается над  сценарием будущего процесса. Перед ним стоит серьезнейшая задача: самому не выглядеть продажным и смешным, одновременно угодить Министерству Обороны и Верховному Суду, и  вместе с тем  не подставить коллег Прикубанского районного суда.

   Изучив материалы процессов, и принимая во внимание гиперактивность Министерства Обороны, довольно странную позицию ВС РФ, второго суда первой инстанции, архива Следственного Комитета, ИА "Градъ" склонен предположить что уголовного дела за № 14/00/0018-99д уже не существует в природе. И дело вовсе не в экономии бюджетным Министерством Обороны бюджетных средств Российской Федерации, как может казаться на первый взгляд. Дело в очередной корректировке героической истории России. Никто не должен знать, что русских парней расстреливали по приказу и с ведома русских генералов. Что кладбища великой державы засеяны телами погибших не в бою, а расстрелянных в лучших традициях НКВД и загрядотрядов... 

…Десятого сентября в сотнях  семьях детей, внуков, родственников погибших на высоте 715,3, на столах будут стоять гранёные стаканы, накрытые краюшкой хлеба.

Выжившие выпьют третью. Молча и стоя. Остатки выплеснув на землю.

А бой  продолжается…

А также:

 

Комментарии   

#3 Евгений 27.08.2019 13:58
Слезы от прочтения и комок в горле, на работе, а сдержать эмоции не возможно. Я сам из "Семёрки, я готов с Братишками Вятича выйти к Верховному суду в Москве и требовать разумности и напиздить всем тем кто встанет на пути. Думаю буду не один, думаю ещё ветераны 7ки поддержат. Российская Федерация - это коммерческое организованное преступное сообщество преврптившее в сырьевой придаток страну для Запада, а людей в ничтожество включая тех кто служит Преступникам. Делайте Брацы выводы на каких рубежах противостоять бандитам
Цитировать
#2 Макс Боб 26.08.2019 21:59
Братишки в памяти навечно...
Цитировать
#1 Джанкой 25.08.2019 18:45
Всё верно, только автор не будучи там лично упустил одну деталь, о которой, я думаю, нужно знать всем: мертвых выносили только через шесть дней - 16 и 17 сентября 1999 года. Среди них были и живые - два человека мы подняли и доставили в госпиталь. Один из них выжил и сейчас здравствует. Если бы подразделения по эвакуации тел погибших прибыли на Телевышку раньше, то вполне возможно, что выживших было бы гораздо больше. Спасибо, что помните нас!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Погода

Слово за слово

  • 13.09.2019 22:14
    Нам Илай Ахметов за своей подписью обещает с 2016года произвести асфальтирование межквартального ...

    Подробнее...

     
  • 27.08.2019 13:58
    Слезы от прочтения и комок в горле, на работе, а сдержать эмоции не возможно. Я сам из "Семёрки, я ...

    Подробнее...

     
  • 26.08.2019 21:59
    Братишки в памяти навечно...

    Подробнее...

     
  • 25.08.2019 18:45
    Всё верно, только автор не будучи там лично упустил одну деталь, о которой, я думаю, нужно знать всем ...

    Подробнее...

     
  • 16.08.2019 16:25
    Скажите а как к вам на сайт фотографии грузить на коментах? У меня не поучается или нет такой ...

    Подробнее...

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши новости:
ВКонтакте: https://vk.com/achgrad 
Имя:
Email: